Copyright C Сергей Колдунов

Дорогие друзья! Я ищу старые модели отечественного и импортного пневматического оружия в любом состоянии (нерабочие, запчасти и т.д.), а также старую литературу по стрелковому оружию. Если кто-либо из вас сможет чем-нибудь помочь - пожалуйста, сообщите... scoll@hm.sici.ru

 

ОХОТА НА ГОЛАВЛЯ

Ваш покорный слуга со страшным ружьем и в бейсболке со сломанным козырьком.

В детстве вода меня всегда привлекала. После сильного дождя на проселочной дороге я обычно строил запруду, отдаленно напоминавшую плотину Красноярской ГРЭС, а любой попавший в мое поле зрения ручеек, озерцо или речка подвергались тщательному исследованию на предмет головастиков, жучков, рыбы и прочей пресноводной живности. Любил я половить на удочку в протекающей в Тверской области реке Тигме мелких пескариков, окуней и ершей. Иногда на ее тихой поверхности происходили странные вещи: неосторожно спустившаяся к самой воде бабочка куда-то пропадала, раздавался звук, похожий на выстрел и на встревоженной водной поверхности еще долго расходились круги. Так охотилась за бабочками рыба под названием голавль.

Эта рыба очень красивая: черный хвост, черная или серая спинка и ярко-красные плавники. На удочку голавли не ловились. Толстая, белая (и наверняка очень вкусная) личинка, извлеченная из-под коры поваленного дерева и насаженная на маленький крючок, рыбой гордо отвергалась. Выглядело это следующим образом: завидев упавшую в воду наживку, голавль тут же бросался к ней, но, подплыв поближе, отворачивал в сторону. Освобожденная же от крючка и брошенная в воду личинка была моментально растерзана и проглочена.

Погружение в спокойные воды Тигмы с маской для подводного плавания и подобием остроги, наспех сооруженной из старой вилки, также не давало ощутимых результатов. Крупные голавли, лениво высовывающие из воды свои толстые спины, куда-то мгновенно исчезали, а на дне между корягами прятались только маленькие глупые плотвички. Позднее под обрывистым берегом мне удалось обнаружить глубокие норы, в которых и прятались голавли. Попытаться нашарить и "прищучить" голавля в его убежище голыми руками я не рискнул. Слишком свежи еще были в памяти впечатления от прочитанных книг о подводных приключениях. Склизкие осьминоги, зубастые мурены, откусывающие у неосторожных ныряльщиков руки,ноги и прочие выступающие части тела, другие океанские ужасы так и чудились мне в темных провалах этих речных нор. Позднее мною была опробована охота на голавлей с помощью пневматической винтовки.

Когда в кругу друзей я рассказываю об этой охоте - обычно мне не верят. Разве можно использовать пневматическую винтовку в качестве рыбацкой снасти и подстрелить из нее рыбу? Ведь рыбка, как известно, "...плавает по дну, не поймаешь ни одну."

Однако это правда. Жаркими июльскими днями в речных заводях, издали похожие на поленья, голавли греются на солнце, высовывая из воды толстые спины. Тут-то их и настигает мягкая свинцовая пулька, выпущенная из пневматической винтовки.

Крупный голавль, злодейски застреленный мною в 1997 году из револьвера РПШ с расстояния примерно 4 метра.

Немного об оружии. Первоначально для стрельбы применялась уже рассмотренная нами обыкновенная пневматическая винтовка - "воздушка" или "тировушка" ИЖ-38, в дальнейшем же мой арсенал пополнился более совершенной моделью - пневматической винтовкой ИЖ-60. Очень удобное оружие - компактное, позволяющее регулировать длину приклада и усилие спуска. Довольно несложно установить на ИЖ-60 и оптический прицел. Рекомендуется использовать его в сочетании с постоянным прицелом: сопровождение цели и предварительное прицеливание производится по нему, а точный выстрел - уже через оптику.

Охота на голавлей с пневматической винтовкой в руках немного похожа на действия снайпера. Рыба эта очень чутка к малейшим шорохам и стоит неосторожно наступить на сухой сучок, как голавли уходят в глубину. Процесс охоты примерно таков. Пробираясь по берегу реки, необходимо издалека заранее определить те места, где рыба греется на солнце. Далее необходимо как можно тише подобраться к ней поближе и занять удобную позицию для стрельбы. Еще лучше перед охотой проводить разведку, запоминая рыбные места, оборудуя и маскируя на берегу огневые точки по всем правилам военной науки.

Старый охотник Хенк - мой отец Анатолий Иванович Колдунов в процессе охоты.

После выстрела голавль ведет себя по разному. Когда он поражен наверняка и всплывает на поверхность кверху брюхом. При этом не составляет особого труда длинной палкой подтянуть его поближе к берегу и затолкать в сумку. Если же задеты органы движения, то рыба медленно опускается вниз и ложится на дно. В этом случае приходится быстро стаскивать с себя одежду, лихорадочно запоминая место, где голавль в буквальном смысле “пошел на дно”. Купание в холодной воде приятно освежает в жаркие июльские дни.

Если стрельба ведется по крупному экземпляру, то сложно предугадать его поведение. Пущенная мною с близкого расстояния в крупного голавля пуля не произвела должного эффекта: он не только не пожелал немедленно перевернуться вверх брюхом, но и не обратил внимания на сделанный мною выстрел и величественно ушел в глубину. Немного погодя мне представилась возможность снова увидеть его с аккуратной дырочкой в левом боку. Дырочка, похоже, не доставляла ему особых неудобств. С крупными особями получалось и по-другому. Однажды в мелкой протоке пущенная мною пуля, казалось бы, достигла цели, но голавль продолжал заниматься своими рыбьими делами, оставаясь в поле моей видимости. И лишь спустя некоторое время за ним, как хвост дыма за подбитым самолетом, потянулась тонкая струйка крови, относимая течением. Совсем ослабев, он забился в заросли водных растений, откуда был извлечен и последовал в сумку.

Хочется сказать несколько слов о количестве добычи. Если уважаемый читатель предполагает, что я ношу домой рыбу большими мешками, то он ошибается. Не стоит сравнивать меня с небритым дядькой в ватнике, который бросает в тихий омут ржавую лимонку и затем выгребает сачком оглушенную рыбу с выпученными глазами. Придумано множество и других варварскихспособов добычи рыбы. К их числу относится хитрый прибор под называнием “электроудочка” или “электрогипнотизатор”, поражающий ее сильным электрическим током. Применение подобных устройств имеет целью именно добычу рыбы, а никак не развлечение или отдых.

В заключение - еще два случая из моей практики. Однажды, скрытно передвигаясь по берегу реки, в небольшой заводи я заметил двух крупных голавлей. При моем появлении они поспешно скрылись, но, уже знакомый с их повадки, я знал, что они вернутся. Берега заводи были заболочены и к тому же поросли высокой травой. Чтобы обеспечить себе удобный сектор обстрела, мне пришлось взобраться на ольху и замереть в ожидании. Через некоторое время голавли стали возвращаться из холодной глубины в заводь, где вода была нагрета жарким солнцем. В самый неподходящий момент, когда первая рыбина уже была поймана на мушку, ольха под тяжестью моего тела стала предательски крениться и потрескивать. Интересно, что до того момента, как ольха обломилась, я успел поразить одного голавля, перезарядить винтовку и следующим выстрелом попасть в другого. За этим последовало долгое путешествие в мелкой заводи: проваливаясь по колено в вязкий ил, я собрал свою добычу.

Прошедшим летом часто шли дожди, и воды в реке была много. Именно тогда и была опробована стрельба “на живца”. Дело в том, что голавли не поднимались близко к поверхности воды, находясь от нее примерно на расстоянии двадцати сантиметров, и достать их пневматической пулей через такую толщу воды не представлялось возможным. Выход вскоре был найден. Поймав на берегу кузнечика, я зарядил винтовку, и приготовился к выстрелу. Пока брошенный кузнечик совершал свой последний полет к поверхности воды, точка его вероятного приземления была уже взята под прицел. Всплеск, произведенный падающим кузнечиком, не оставался без внимания в глубине воды. Широко открыв рот, к нему устремился крупный голавль и тут же получил в голову маленькую свинцовую пульку.

Этим эпизодом позволю завершить себе повествование о столь необычной охоте.

Copyright C Сергей Колдунов - scoll@hm.sici.ru